От власти ада Я искуплю их, от смерти избавлю их! (Ос.13:14) - Священномученик о.Михаил и матушка Анна Щербаковы (нажмите чтобы перейти на страницу)
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
 

Новости


Объявления

О Царстве Божием
Учение Виссариона в свете Библии

 

 

 

 

 

 

Священномученик о.Михаил и матушка Анна Щербаковы (нажмите чтобы перейти на страницу)

статья из журнала № 3 Март 1919 г.
«Енисейскiя Епархiальныя ведомости»
«Подробности об убийстве в с. Каратузское священника о. Михаила Щербакова».
 
Благочинный 2 уч. Минусинского уезда, священник Иоанн Шувалов рапортом своим от 31 января с. г. за №8 донес Епархиаль­ной Власти нижеследующее:
29-го октября на село Каратуз напали восставшие крестьяне соседних дере­вень, дабы отобрать у каза­ков оружие, а с некоторыми и расправиться. Часть казаков, спасаясь, спряталась в церкви, за что некоторые стали обвинять о. Михаила Щербакова как уча­стника спасения казаков. Часть восставших явилась в квартиру о. Михаила и ста­ла производить обыск, ища оружие. Произведя обыск, толпа из дома о. Михаила двинулась к церкви, куда по­шел и о. Михаил. В церкви также искали оружие, а о. Михаил, несмотря на то, что на каждом шагу ему грози­ла опасность, уговаривал мятежников, чтобы они вели себя в храме благоприлично: таким образом, в этот жут­кий и кошмарный момент покойный был на высоте своего призвания: он испол­нял долг пастыря, увещевая заблудших словом любви.
Из церкви о. Михаил ушел снова в свою квартиру, куда вскоре явилось несколько человек, чтобы произвести обыск. Жена о. Михаила ста­ла разговаривать с мятежни­ками, объясняя им, что обыск уже был произведен, но один из толпы (пьяный) произвел в нее выстрел и матушка упала, смертельно раненная в живот. Часть толпы выскочи­ла на улицу; о. Михаил и дети стали умолять, чтобы поща­дили его, но другой злодей выстрелом уложил о. Миха­ила; пуля попала в шею и вышла в затылок, так что смерть была моментальна,
Оставшиеся дети (две до­чери и мальчик) были в бес­памятстве. Убийцы, обыскав квартиру, удалились, захватив часть серебряных вещей. Матушка была перевезена в больницу, где и скончалась, проживя около суток. Детей приютил у себя инспектор Высшего начального учили­ща г. Мильчаков. Прибыть на погребение соседним свя­щенникам не было возмож­ности, ибо сообщения с Каратузом не было, да и из села каждый не мог выехать, а потому похороны о. Миха­ила и его жены были совер­шены одним о. Василием Рождественским во времен­ную могилу, на сельском кладбище, так как в церков­ной ограде мятежники хоро­нить не дали, — без отпева­ния о. Михаила, жена была отпета. Много хлопотал по устройству похорон церков­ный староста с. Каратуза — Балдуев. Самые похороны были совершены под на­смешками и небезопасно для участников. Тело о. Ми­хаила во временной могиле покоилось до 12-го декабря ст. ст. 1918 года.
12-25 декабря 1918 года состоялось торжественное отпевание о. Михаила. Широкое оповещение об этом собрало ко времени от­певания положительно все духовенство 2-го благочиния Минусинского уезда и гро­мадную массу народа. С ве­чера, накануне, тело почив­шего было изъято из вре­менной могилы и с крестным ходом в сопровождении массы народа, перене­сено священнослужителями в местный храм, где над гро­бом с телом о. Михаила со­вершено соборное заупо­койное всенощное бдение и после него установлено оче­редное чтение священнослу­жителями св. Евангелия. Рано утром, еще задолго до начала Литургии, стала сте­каться в храм народная мас­са. В девять часов утра на­чалась Литургия при участии нескольких священников. После окончания ее было совершено при участии 13-ти священников, пяти дьяконов и хора певчих трогательное и торжественное отпевание пастыря молитвенника. Какой-то грустью и величавой торжественностью веяло от всего этого печального богослужения. Пронес­шийся ураган народного мятежа заставил многих за­думаться над совершающи­мися событиями, и народные души, в лице лучших сынов православной Церкви, собрались, объединяясь у праха убитого иерея, и здесь, в слезах, излили всю скорбь о междуусобицах, раздорах, положении Церкви и, осо­бенно, о зверски невинно убитом о. Михаиле. Думается, не скоро исчезнет из на­родного сердца память об этом грустном и печальном богослужении и в минуты особенного возбуждения, бытъ может, многих заставит быть более осмотрительны­ми в их выступлении против Церкви и ее служителей.
При отпетии были сказаны проповеди сыном убито­го о. Александром Щерба­ковым и одним из священ­ников благочиния о. Всеволодом Барковым.
После отпетия тело о. Михаила было торжественно обнесено вокруг церкви и похоронено в могилу находящуюся в церковной ограде ме­стного храма, куда к тому вре­мени было перенесено и тело жены о. Михаила.
Считаем не лишним при­вести здесь содержание акта, составленного о. Бла­гочинным Шуваловым 14-27 января с.г., в присутствии дьякона Каратузской Церкви Ионы Попова и церковного старосты Балдуева по пово­ду того, в каком положении найден был храм Петро-Пав­ловской Каратузской церкви, в котором в продолжении нескольких дней производились обыски восставшими мятежниками. При осмотре храма свидетельствующим предстала такая картина: Св. Престол Петро-Павловского придела приподнят на одну вторую аршина с горной сто роны, дарохранительница в футляре снята с престола и поставлена на окно тут же в алтаре, одежда напрестольная с горной стороны приподнята и положена на престол, шнур внизу престола порван, фундамент под престолом поврежден каким-то железным орудием, одна плаха алтарного пола выво­рочена, багетная рама, нахо­дящаяся на иконе Спасите­ля с правой стороны Царс­ких Врат, изломана, похище­на одна тарелочка с изобра­жением Божьей Матери от маломерного прибора се­ребряного потира, шкаф с выдвижным ящиком, в кото­ром хранились деньги брат­ской кружки, разбит и день­ги похищены. Св. Престолы: Знаменского и Аннинского приделов остались неповрежденными, a потому в них по малом освящении храма совершаются богослужения.
 
 
«НА КРУГИ СВОЯ»
Так называлась корреспонденция, опуб­ликованная в «Красноярском рабочем» 8 августа 1998 года. Молодой иерей Виктор с помощью прихожан упорно восстанавлива­ет полуразрушенное здание православного храма Святых Первоверховных апостолов Петра и Павла в селе Каратузском. Во вре­мя ремонта под полом и в ограде храма было обнаружено несколько старинных захороне­ний священнослужителей и почетных граж­дан села. Надгробные памятники были унич­тожены в годы гонения на церковь, и те­перь трудно восстановить имена погребен­ных. В молитвах отец Виктор поминает од­ного из своих далеких предшественников — иерея Михаила Щербакова, трагически по­гибшего в первые годы становления совет­ской власти. Он был застрелен на пороге дома вместе с супругой. Имя матушки пока, к сожалению, установить не удалось, отме­чалось в газете.
Вскоре после публикации в редакцию прищли письма сразу от двух внучек Миха­ила Щербакова, двоюродных сестер, Тать­яны Николаевны Артюх из Красноярска и Маргариты Александровны Потатуевой из Барнаула. Они сообщили имя своей бабушки — Анна Константиновна Щербакова. Оказы­вается, она происходила из польского рода Домбровских. Дядя Анны Константиновны, Ярослав Домбровский, утверждают сестры, был известным героем Парижской комму­ны, он погиб на баррикадах и похоронен у себя на родине, в Польше.
«Меня всегда удивляло, как могла бабуш­ка, шляхтичка, выйти замуж за скромного семинариста, каким был дед в свое время, — пишет Маргарита Александровна. — Одна­ко вышла, родила ему шесть сыновей и двух дочерей. Это был счастливый союз!» Она рас­сказывает, что в тот страшный день, когда убили деда и бабушку, вместе с ними в доме находились двое их детей — 16-летняя Вера и 8-летний Виктор. Партизаны из отряда Щетинкина потребовали у отца Михаила ключи от церкви, но ключей у него не было, они хранились у старосты.
«Бандиты не поверили и стали стрелять, — пишет Маргарита Александровна. — Дед был убит наповал, а бабушка только ранена. Она крикнула: «Не умеешь стрелять! Бей, так насмерть!» И последовал залп... Потом один бандит спросил: «А щенков тоже?» Ему от­ветили: «Ну их, сами сдохнут». Моему отцу сообщили о случившемся, он приехал, по­хоронил убитых родителей и взял с собой сестру и братишку. Вот все, что мы знаем об этой трагедии».
Известно, что в годы гражданской войны Минусинский уезд не раз переходил из рук в руки. Жестокость и зверства допускали как красные, так и белые. В июне 1918 года Ми­нусинск захватили белогвардейцы, они за­мучили и расстреляли немало людей, а пред­седателя солдатской секции местного совета Терентия Шаповалова заживо закопали в зем­лю. Соответственно действовали и части партизанской армии Кравченко и Щетинки-на летом и осенью следующего, 1919 года, во время своего похода из Степного Баджея в Белоцарск (ныне Кызыл) и возвращения обратно, в Минусинский уезд. Михаил и Анна Щербаковы оказались в числе других много­численных жертв жестокими неоправданных расправ. _
Судя по воспоминаниям сестер, отец Михаил был незаурядной личностью. «Когда началась первая мировая война и прошла мобилизация по всем городам и селам, неожиданно архиерей вызвал деда в Красно­ярск и попросил его выступить перед при­шедшими провожать уходящих на войну с просьбой о пожертвовании в пользу семей, оставшихся без кормильцев, — пишет Мар­гарита Александровна. — Дед растерялся: по­чему его, а не известных и именитых свя­щеннослужителей он просит об этом? Ар­хиерей сказал: «Я слышал вашу проповедь. Так, как вы, никто не скажет». И дед обра­тился с таким пламенным призывом, что люди рыдали, срывали с себя кольца, брас­леты, серьги, опустошали кошельки и со­брали таким образом огромную сумму в пользу осиротевших семей. Прихожане лю­били и очень уважали деда, люди приезжа­ли издалека, чтобы послушать его пропове­ди».
Сестры бережно сохранили переданные родителями фотографии деда и бабушки. Се­годня эти фотографии перед вами. В своем письма они просят отца Виктора отслужить панихиду по иерею Михаилу и его супруге матушке Анне. Теперь поминовение не бу­дет безымянным.
 
Юрий УГОЛЬКОВ, сов. корр. «Красноярского рабочего».
Каратузский район.
 

 

 
 

 о. Михаил Щербаков

 

матушка Анна Щербакова

  

Назад к списку